Меню
12+

Газета «Рассвет Севера»

13.08.2021 12:29 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 33 от 18.08.2021 г.

Рассказ "РАЗГОВОР"

Автор: Любовь ЖИЛЬЧЕНКОВА.

9 августа весь цивилизованный мир отметил День коренных народов. Декларация о правах коренных народов, принятая ООН в 2007 году, не содержит определения понятия «коренные народы». В законодательстве Российской Федерации используют термины «коренные малочисленные народы» и «малочисленные народы», под которыми понимаются «особые группы населения, проживающие на территориях традиционного расселения их предков, сохраняющие традиционные образ жизни, хозяйствование и промыслы».

В нашей стране компактно проживают 40 малочисленных народов Севера. И каждый имеет свою неповторимую культуру, вековые традиции и уникальные обычаи. Но в этой статье я не стану утомлять уважаемых читателей цифрами статистики и научными терминами. Сегодня речь пойдет о простом охотнике, который родился и вырос в объятиях северной тайги.

Иван Колесов — эвенк по национальности, уроженец п. Нелькан Аяно-Майского района Хабаровского края. История, о которой я поведаю, произошла в верховьях реки Мая – правого притока реки Алдан. Мая начинается в горах Джугджур, разделяя бассейн Алдана и Охотского моря.

Иван возвращался к зимовью с дальнего путика – маршрута, по которому ставят капканы. Одетый в охотничий зимний костюм, Колесов шел размеренным шагом по своей лыжне. За плечами добротный рюкзак с несколькими соболями. Зоркие прищуренные глаза замечали каждую веточку, каждый сугроб. Все вокруг такое знакомое, такое родное! Упругий декабрьский снег под ногами то напевал песню, то глухо скрипел. Морозы этой зимой пришли поздно, но быстро наверстали свое. Еще осенью Иван приметил, что белки и мыши (любимое лакомство соболей) заготавливают себе провианта больше обычного. «Зима будет голодная», – промелькнуло тогда в голове. Эта мысль привела к воспоминаниям об отце, который и научил Ивана всем тонкостям искусства охотника-промысловика. Учил видеть, слышать и чувствовать природу вокруг себя. Учил, что тайга кормит, лечит и не прощает ошибок. Учил не забирать чужую жизнь без нужды. Учил сосуществовать со всем живым вокруг. Учил быть достойным сыном своего отца – чистокровного эвенка – потомственного охотника.

До зимовья оставалось еще около часа ходьбы, когда непонятная тревога охватила Ивана. Сам того не замечая, он прибавил ход. Тренированные ноги несли охотника вдоль заиндевелого тальника в пойме реки. Именно на правом берегу Маи и находится охотничий участок Колесовых.

Еще издалека Иван увидел беспорядок на зимовье. Когда подошел ближе, убедился, что здесь побывали незваные гости. Волчьи следы были повсюду. Судя по их размеру и характеру волков было не меньше дюжины. Они залезли в хранилище и утащили тушу кабарги. Следы варваров уходили на левую сторону реки, где была их территория – территория волков. Зима, действительно, была очень холодной, вот они и пришли на зимовье. Иван злился. Злился на волков, которые его обокрали и разворотили весь схрон; злился на себя, что не повесил замок, а обошелся деревянным засовом. Наводя порядок, Иван представлял картину его расправы с волками. «Так, если стая большая, то нужно брать с собой больше картечи!», – приговаривал он вслух. Иван так увлекся мечтами, что не заметил доску, торчащую у входа в схрон, споткнулся и упал. Больно ударившись, Колесов чертыхнулся, но пришел в себя и начал успокаиваться.

Но на этом приключения Ивана не закончились. Волки стали снимать наживки с капканов. А шкуры соболя – это главный «хлеб» для Ивана. Однако приближался Новый год и его ждали дома в родном Нелькане…

Весна. Долгожданная! Дружная, звонкая, многоголосая! Под теплыми лучами весеннего солнца снег быстро тает. Воздух весной хрустально чист и прозрачен, небо ярко-голубое и ясное, с легкими белыми облаками, летящими на крыльях весеннего ветерка. В лесу, между чернеющими деревьями на земле, появляются пятна-проталинки с пробивающейся молодой ярко-зеленой травкой…

А еще весной щенятся волчицы… Иван долго думал, прежде чем принять решение идти к волкам. Именно весной они наиболее уязвимы. «Карабин с собой брать не буду, потому как животные чуют оружие и не подойдут близко. Я не собираюсь разорять волчье логово. Хочу только проучить наглецов, вот и все…», – приговаривал Колесов, собираясь в свой поход на левую (волчью) сторону реки. Уж очень сильно огорчили его звери этой зимой. Но, помимо охотничьего ножа, взял и топор, для уверенности скорее всего.

«Переправился я через Маю на лодке и пошел по следам. Недалеко от берега нашел логово: небольшая пещера, окруженная плотным кустарником. Как и предполагал, взрослых волков там не оказалось. Были только щенки. Я разглядел восемь волчат, жалобно скулящих внутри. Уселся поудобнее, стал ждать «родителей». Солнце уже коснулось сопки, когда появился первый волк. Здоровый. Он шел домой спокойно, опустив голову вниз. Грязно-серого цвета шерсть копировала каждое движение крупных мышц. Тут он остановился и поднял голову. Мы встретились глазами. Стараясь говорить спокойно и четко, я начал высказывать волку свои претензии. И тут из-за этого волка вышли еще двое, встали слева и справа от первого. Потом еще и еще… И вот, их 15 штук встали передо мной полукругом и замерли. Правая рука так сильно сжимала топор, что немели пальцы. Показываю на логово, говорю: «Вот там сидят ваши дети, которые вас ждут. Они просят еды. У меня тоже есть дети, и они тоже хотят есть, хотят жить. Я добываю себе еду, так же, как и вы. Беру столько, сколько нужно мне и моей семье. Я же не прихожу к вам, не ворую вашу добычу. Почему же вы себе такое позволяете?!...» Я не помню, что еще им говорил. А волки стояли и слушали, и ни один не шевельнулся за все время. Я не угрожал, потому что в данной ситуации этого делать было никак нельзя. Высказался и двинулся потихоньку назад к берегу. Бочком, бочком, не теряя из виду стаю, сел в лодку и отчалил. Вернулся домой. С тех пор на моем правом берегу волки не появляются. Бывает зимой ниже по течению переходят реку. Но ближе, чем на 10 — 15 километров к домику, не подходят», – рассказал Иван своему брату Дмитрию через несколько лет после этого события.

Как понять этот поступок? Мне, как человеку далекому от жизни в тайге, кажется, что на это мог пойти человек, отлично знающий природу и нравы животных. Человек, воспитанный в союзе с дикой природой, не поймет человека, выросшего в городе. И наоборот. Да, тут есть доля безрассудства. Ведь Иван шел на эту встречу, не зная наперед, чем она закончится. С другой стороны, все мы в этой жизни занимаем определенную нишу. И Иван является истинным хозяином своего правого берега. Он также, как и волки, отстаивал свою территорию. Без крови. Без злобы. Почему они не напали на Ивана? Волки понимали свое превосходство. Но и видели перед собой Человека – высшую ступень развития живых организмов на Земле. Волки видели Человека, как часть своего мира, а не врага.

Когда же Человек перестал жить в гармонии с природой?!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

2